Twitter Facebook RSS
W
W
W
.
R
O
C
K
.
K
I
E
V
.
U
A
АФИША
РОК.энциклопедия
ФОТО.банк
ОБЪЯВЛЕНИЯ
ФОРУМ
КИЕВСКИЙ РОК КЛУБ
Привет, Гость!
Статус: н/д
Возможности: 0%

Начать поиск...
Избранное
8
ноября
2017
Купить билет
клуб «Stereo Plaza»
Вход: 890-2000грн.
21
декабря
2017
Купить билет
МЦКМ
Вход: 350-1950грн.
Последнее
Соня Сотник презентує нове шоу - «Сонник №3»
17.10.2017 - [анонс]Соня Сотник
20 жовтня у столичному Caribbean Club, ведуча ранкового шоу [Камтугеза] на Radio Roks Соня Сотник зіграє свій сольник за номером три, які вона іронічно називає «Сонниками»
Концерт Связь. Аndrejus Sutuginas и Katya Chilly
13.10.2017 - [новости]Катя Chilly
18 октября в клубе Atlas состоится необычный концерт-перфоманс архаичных интрументов Гонг мастера из Литвы Андреюса Сутугинаса и певицы с уникальным голосом Katya Chilly.
Vagabond Specter випускає новий ЕР, записаний в перервах між гастролями
12.10.2017 - [новости]Vagabond Specter
Київський гурт Vagabond Specter презентує ЕР "Rushing & Burning". Альбом складається з чотирьох нових треків - "Chasing", "Gilian", "Driving Me" і "Legion”.

Океан Ельзи - Без меж
[2016]
Нова платівка «Океану Ельзи» «Без меж» привернула до себе увагу критики здебільшого як суспільне явище. Мистецькі якості довгограю лишилися на периферії аналітичних публікацій. Між тим, «Без меж» може похизуватися низкою саме творчих цікавинок, на які варто звернути увагу як прихильникам «ОЕ», так і допитливим меломанам>>>
Сергій Жадан та Собаки в космосі - Пси
[2016]
Традиційно інтелектуальні, стьобні тексти які Сергій Жадан наспівує, чи вірніше начитує під бадьорий ска-панк. «Пси» - як третій сезон знайомого серіалу, якщо ви вже знайомі з їх творчістю, тоді приблизно знаєте, що почуєте>>>

Милош Елич: «Во время записи альбома «Вночі» мы «накрывали» Дениса Глинина пледами» #2

[ 17.09.2015 ]

Океан Ельзи

Отдельная благодарность Виктории Хоменко и Евгению Золотарёву за помощь в организации интервью

Милош Елич, композитор, саунд-продюсер и штатный музыкант «Океана Ельзи», производит впечатление человека, глубоко влюблённого в музыку. В предыдущей части интервью он восторженно описывает свой первый опыт студийной работы и утверждает, что в каждом течении музыки можно найти стоящие произведения.

В награду за настоящую любовь к своему делу Милош получил возможность заниматься музыкой на самом высоком уровне. Немногие украинские звукоинженеры и саунд-продюсеры могут похвастаться богатым опытом сотрудничества с симфоническими оркестрами, участием в записи масштабных джазовых проектов. Для Милоша Елича подобная работа стала чуть ли не повседневной.

В фонограммах «Океана Ельзи» нередко используются группы инструментов  симфонического оркестра — а то и весь оркестр целиком. Как вы их записываете?

По-разному. Главное, чтобы результат был хороший. В нашей практике были случаи, когда мы индивидуально подзвучивали каждую группу инструментов. Допустим, для записи струнного оркестра из тридцати двух музыкантов мы использовали шестнадцать микрофонов прямой подзвучки: по одному микрофону для каждого пульта. В дополнение к этому было использовано множество микрофонов для снятия звука комнаты, для записи групп музыкантов.

В последнее время мы существенно сократили количество микрофонов. Опять же, всё зависит от того, какой звук мы хотим получить в песне. Допустим, ударную установку можно записывать дюжиной микрофонов — а можно записать одним. Столь же разные подходы можно применить и в процессе записи гитары, и т. д. К оркестру в большинстве случаев нужно относиться как к единому, целостному инструменту, а не как к набору из тридцати двух скрипок, виолончелей и т. д.

Сложно ли писать аранжировки для рок-группы с оркестром?

В «Океане Ельзи», помимо игры на клавишных, я достаточно часто делаю аранжировки оркестровых партий. И, как правило, речь идёт о партиях именно для струнного оркестра. Струнный оркестр — очень выразительный инструмент, который может передать широкую палитру эмоций: от романтичного спокойствия до истерики. Конечно, при условии верно написанной аранжировки.

Это мне, как правило, удавалось. Думаю, что я бы не справился с данным видом работы без музыкального образования. Речь идёт не о знании того, какой ключ использовать на нотном стане при записи тех или иных партий. Я говорю о понимании всех возможностей звукоизвлечения оркестра, владении техникой правильного голосоведения, гармонизации. Для обучения этому я считаю образование незаменимым.

Конечно, если человек самостоятельно проработает учебник Римского-Корсакова «Принципы оркестровки», ответственно выполнит все упражнения, которые приведены в книге, то он, скорее всего, научится выполнять оркестровку верно. Для чего нужен учитель? Разумеется, чтобы указать на ошибки. Но не только для этого.

У нас в консерватории система обучения была хорошо продумана. К примеру, преподаватель ставил передо мной задачу написать прелюдию. Он говорил: возьми в библиотеке такие-то произведения, проанализируй их и создай собственное. Я проводил самостоятельный анализ готовых прелюдий и на основе того, что я понял, писал авторское произведение. После преподаватель, в свою очередь, анализировал мою работу и говорил: ты не обратил внимание на то, что в предложенных тебе прелюдиях встречаются такие-то приёмы, не использовал их. Так я учился грамотному восприятию чужой музыки, учился заимствовать что-то для собственной работы.

Итак, писать оркестр в рок-группу всегда очень интересно. К сожалению, у нас было не так уж много случаев, когда в аранжировке оставалось достаточно пространства для оркестровых партий. Как правило, оркестр записывается уже тогда, когда в аранжировке есть все базовые инструменты, и её нужно как-то украсить. Ты пытаешься дать оркестру плотную фактуру, а она не ложится в микс, поскольку плотная фактура уже есть. Пробуешь одно, другое, третье...

Остаётся только «подложечки» писать.

«Подложечки», темы и т. д. На самом деле. это по-своему очень интересно — находить одно из немногих верных решений задачи. Это вызов, который хочется принять.

Бывало такое, что я в композиции вообще не слышал струнный оркестр. Отличный пример — песня «Без бою». Когда мы над ней работали, в какой-то момент Виталий Телезин (звукорежиссёр и основной продюсер альбома Gloria” — А.Б.) попросил меня добавить в аранжировку оркестровые партии. Я слушал эту песню и думал: «Какой ещё оркестр? Что он должен здесь играть?» Долго сидел над композицией, боролся с собой... В итоге вышло то, что мы сейчас можем слышать в записи.

Песня — получилась.

Получилась, однозначно. Это один из примеров того, что нужно постоянно расширять свои границы. Виталий поставил меня в ситуацию, когда я обязан был увидеть оркестр в конкретной песне. Я перешагнул через себя — и увидел его. Это очень ценный опыт, доказывающий то, что в творческом процессе всегда есть место ещё для одного мнения, ещё для одного альтернативного решения задачи. Всегда есть, чему научиться у своих коллег.

Милош ЕличВернёмся к техническому вопросу работы с оркестром. Как раздаётся сигнал с фонограммой оркестровым музыкантам в процессе записи поверх неё оркестровых партий?

У нас бывали случаи, когда мы пускали ориентировочную фонограмму через колонки. В них звучали те инструменты микса, которые «терпят» дополнительную реверберацию. К примеру, барабаны и ещё какой-то гармонический инструмент.

Впрочем, на сегодняшний день в Киеве есть много оркестров, которые играют в наушниках. Кроме того, уже существуют студии, располагающие достаточным количеством наушников для музыкантов. По моему опыту, оркестру нужен метроном и какой-то гармонический инструмент для того, чтобы музыканты могли держать строй. Всё остальное из микса лучше убирать.

Также нужно очень строго контролировать громкость сигнала с метрономом. Музыкантов оркестра записывают с помощью очень чувствительных конденсаторных микрофонов, в которые метроном «пролезает» на запись даже через наушники закрытого типа. А ведь музыканты оркестра чаще всего записываются, освободив одно ухо от наушника, чтобы слышать свой инструмент. То есть, один динамик не прикрыт головой, звук из него свободно проникает в микрофон. Если на площадке находится тридцать музыкантов, мы имеем дело с тридцатью источниками лишних призвуков на фонограмме. Поэтому нужно аккуратно подбирать тембр метронома и уровень его громкости. Как вариант, в наушниках также можно использовать партию барабанов, если она «терпит» дополнительную реверберацию.

У меня был опыт работы как с готовыми оркестрами, так и с коллективами оркестровых музыкантов, которые собирались вместе для конкретной записи. По возможности, отдавайте предпочтение готовому оркестру. Эти люди уже сыграны между собой, хорошо понимают друг друга. Они звучат как единое целое. Группа из собранных музыкантов так и звучит. Проблем с их записью намного больше.

Кстати, вы когда-нибудь пробовали записывать вокалиста без наушников на голове, давая ему фонограмму в мониторы?

Святослав умоляет, чтобы мы это попробовали. У всех участников «Океана...» складывается впечатление, что на концертах он поёт эмоциональнее, чем в записи. Одна из возможных причин этого — отсутствие наушников на голове, сковывающих артиста. Однако, пока что ни один из продюсеров, работавших с Вакарчуком, включая меня, не посчитал, что эмоциональность исполнения возрастёт при этом настолько, чтобы мы пошли на отказ от наушников  в пользу мониторов.

Впрочем, мы, наверное, недалеки от этого эксперимента. Если он состоится, обязательно дам знать о результатах.

Да, был бы благодарен. Не так давно я разбирал мультитрек одной из композиций Би-Би Кинга. В вокальной дорожке не то, что много фонограммы — там её столько, что звучит практически полноценный микс с лёгким «перекосом» в пользу голоса!

Хм, думаю, что Би-Би Кинг записывался не перед мониторами, а вообще находясь в общей комнате со всеми музыкантами. Блюз — музыка, рождённая в процессе коллективного музицирования. Часто блюзовые, да и джазовые, музканты «правильно» играют только вместе. Они привыкли иметь дело с тем звуком, на котором работали во время клубных концертов. И в студии сознательно стремились к тому, чтобы воссоздать комфортную для них исполнительскую атмосферу.

Слушая некоторые песни The Rolling Stones чётко понимаешь, что в момент записи они сидели в одной комнате.

Но это же было круто! В этом была Жизнь!

Да, это просто другой подход к записи. Сейчас — к сожалению ли, к счастью ли — появились стандарты звучания студийных фонограмм. Если запись популярной песни не звучит так, как к этому привык радиослушатель, редактор радиостанции не возьмёт её в ротацию. Поэтому все музыканты так или иначе вынуждены думать о том, чтобы вписаться в рамки формата.

Все мы, на самом деле, записываем музыку для того, чтобы её услышало как можно большее количество человек. Если для этого нужно играть в наушниках, чтобы в фонограмме было меньше взаимопроникновений, чтобы она звучала чище — мы будем играть в наушниках.

Кстати, в альбомах Святослава Вакарчука «Вночі» и «Брюссель», а также в альбоме «Океана Ельзи» «Земля» в большинстве песен многие инструменты были записаны одновременно. Мы, правда, при этом не сидели в одной комнате. Все находились в разных помещениях, за перегородками.

На альбоме «Вночі» мы строили для Дениса Глинина изоляционную комнату: покупали самые дешёвые пледы, одеяла и «накрывали» его. Получалось что-то вроде «юрты» для барабанщика. Также, в Доме звукозаписи, где мы работали над пластинкой, при входе в малую концертную студию есть небольшой тамбур, буквально в четыре квадратных метра. В этом-то месте, во тьме, окружённый пледами и одеялами стоял Денис Дудко со своим контрабасом. И он там играл, чтобы в чувствительный микрофон, которым снимается звук контрабаса, не проникали другие инструменты.

Альбомы «Брюссель» и «Земля» записывались в Брюсселе, где студия позволяет комфортно играть всей группе одновременно при условии, что музыканты изолированы друг от друга. Там практически все инструменты писались синхронно. Правда, не всегда мы записывали в общей «пачке» вокал. Святослав — перфекционист. Он привык работать над каждой фразой до тех пор, пока она не удовлетворит его на сто процентов. Чтобы достичь такого результата в разумные сроки, вокал иногда накладывался уже после того, как была готова инструментальная фонограмма.

К базовой записи потом добавлялись какие-то дополнительные украшения. Если нужна была слишком громкая гитара, она также доигрывалась пост фактум. Но в целом для фиксации основного дубля команда играла одновременно. Одновременная игра даёт ощущение некоего волшебства, которое теряется при потрековой записи.

С другой стороны, песня «Без бою» записывалась методом наложения — и я бы не сказал, что она от этого сильно пострадала. Не забывайте очень важную вещь: если песня красивая, она будет звучать под одну гитару, записанная в ужасном качестве на диктофон. Достаточно вспомнить фонограммы Роберта Джонсона, родоначальника блюзовой гитары. Они записаны в 30-е годы ХХ века и звучат кошмарно. Но музыка с пластинок Джонсона до сих пор трогает людей.

Так что, по большому счёту, самое главное — изначальное качество музыкального материала. В то же время, нельзя сказать, что если песня хороша, то к студийной работе над ней можно отнестись халатно. Нет, нужно стараться: каждый этап работы над композицией, в том числе и этап записи, влияет на итоговую ценность музыкального продукта.

Итак, если есть техническая возможность одновременной записи — это очень круто, нужно её исполозовать. Я сторонник такого подхода. К примеру, мы сейчас с Сергеем Бабкиным готовим новый альбом...

Это вторая пластинка, которую ты продюсируешь для Сергея?

Да, до этого был альбом «Сергевна», а ещё раньше мы работали вместе в рамках проекта «Брюссель». Так вот, новая пластинка Бабкина будет акустической — и будет записана без какого-либо мониторинга. Сейчас мы репетируем эту программу. Музыкантам нужно играть так, чтобы каждый из них хорошо слышал всех остальных. Чувство партнёра, сыгранность при такой технике работы во многом определяют то, как будет звучать итоговая фонограмма.

Если послушать мультитрек этого альбома, то в каждом из микрофонов можно будет услышать абсолютно все инструменты. Мы, наверное, будем максимально ограждать музыкантов друг от друга... Или не будем, а попытаемся добиться правильного баланса между инструментами ещё на этапе исполнения.

В заключительной части интервью Милош Елич продолжит рассказ о сотрудничестве с музыкальными артистами вне рамок «Океана Ельзи», поделится своими наблюдениями за методами работы различных саунд-продюсеров и некоторыми психологическими «фишками», которые помогают создать в студии комфортную рабочую атмосферу.

Текст интервью: Антон Бессонов («Тим Талер»)


© www.rock.kiev.ua



Читать в архиве по теме 23:
 
Новости
Теги
07.08.2016
Нова платівка «Океану Ельзи» «Без меж» привернула до себе увагу критики здебільшого як суспільне явище. Мистецькі якості довгограю лишилися на периферії аналітичних публікацій. Між тим, «Без меж» може похизуватися низкою саме творчих цікавинок, на які варто звернути увагу як прихильникам «ОЕ», так і допитливим меломанам
27.05.2016
Интервью
Лидер группы «Океан Ельзи» Святослав Вакарчук живёт в бешеном ритме мегазвезды рок-н-ролла. Интервью по поводу выпуска девятой номерной пластинки «океанов» он давал в собственный День рождения.
20.04.2016
Видео
«Не йди» є синглом з дев’ятого альбому ОЕ, над яким сьогодні працюють музиканти гурту. Прем'єра кліпу відбулася на офіційному каналі групи в YouTube. Основні зйомки проходили в Грузії. А от кадри за участі ОЕ знімали в Україні, під Києвом
07.12.2015
Видео
Я не дуже часто розказую про те, як писав свої пісні ... Але «Мить»- особлива пісня... Її історія важить для мене не менше, ніж сама пісня... А може й більше... Лютий 2015 року... Новини зі Сходу надходять зі страшними цифрами поранених та загиблих. А за кожною цифрою - чиєсь життя, чиясь доля
23.09.2015
Интервью
В заключительной части интервью Милош Елич продолжит рассказ о сотрудничестве с музыкальными артистами вне рамок «Океана Ельзи», поделится своими наблюдениями за методами работы различных саунд-продюсеров и некоторыми психологическими «фишками», которые помогают создать в студии комфортную рабочую атмосферу



Купил билет - помог сайту:
Электронный билет
вверх
подключайтесь: Twitter · Facebook
copyleft 2003-2017 www.rock.kiev.ua