Twitter Facebook RSS
W
W
W
.
R
O
C
K
.
K
I
E
V
.
U
A
АФИША
РОК.энциклопедия
ФОТО.банк
ОБЪЯВЛЕНИЯ
ФОРУМ
КИЕВСКИЙ РОК КЛУБ
Привет, Гость!
Статус: н/д
Возможности: 0%

Начать поиск...
Избранное
27
августа
2017
Купить билет
клуб «Docker pub»
Вход: 250-3150грн.
3
сентября
2017
Купить билет
клуб «Docker pub»
Вход: 400-650грн.
14
сентября
2017
Купить билет
клуб «Бинго»
Вход: 690-1400грн.
Последнее
В Киев приедет самый известный музыкант планеты Zucchero
16.08.2017 - [анонс]Zucchero
Друг Стинга и Джо Кокера выступит в украинской столице с единственным сольным концертом 14 сентября во Дворце «Украина». В программу тура «Black Cat» войдут как новые композиции, так и бессмертные хиты Zucchero, благодаря которым его по сей день считают самым известным музыкантом планеты
Nebulae Come Sweet відправляються в тур по Україні
16.08.2017 - [анонс]Nebulae Come Sweet
З 14 по 16 вересня Nebulae Come Sweet відвідає Вінницю, Тернопіль та Одесу, а фінальною точкою туру стане виступ у Києві на 10-річчі Doom Over Kiev 14-15 жовтня
Line Up фестивалю «Повстанець» - 9-10 вересня
15.08.2017 - [анонс]Повстанець
Вперше фестиваль «Повстанець» пройде біля Києва, але від того буде не менш драйвовим! Музиканти даруватимуть настрій і підсилюватимуть дух так, що вистачить до смаку усім відвідувачам заходу

Океан Ельзи - Без меж
[2016]
Нова платівка «Океану Ельзи» «Без меж» привернула до себе увагу критики здебільшого як суспільне явище. Мистецькі якості довгограю лишилися на периферії аналітичних публікацій. Між тим, «Без меж» може похизуватися низкою саме творчих цікавинок, на які варто звернути увагу як прихильникам «ОЕ», так і допитливим меломанам>>>
Сергій Жадан та Собаки в космосі - Пси
[2016]
Традиційно інтелектуальні, стьобні тексти які Сергій Жадан наспівує, чи вірніше начитує під бадьорий ска-панк. «Пси» - як третій сезон знайомого серіалу, якщо ви вже знайомі з їх творчістю, тоді приблизно знаєте, що почуєте>>>

Евгений Ступка: «Есть поколение девочек, которым нравятся песни, сделанные мной» #1

[ 18.07.2016 ]

Евгений Ступка

Саунд-продюсер Евгений Ступка принадлежит к числу тех специалистов музыкальной индустрии, которые сформировали престиж своей профессии на пост-советском пространстве. Он делал аранжировки для видных «звёзд» украинской эстрады в том нежном возрасте, когда большинство его коллег растерянно «ощупывало» новоприобретённые «самограйки». Он изучал синтез звука в легендарном Беркли в те времена, когда многим звукорежиссёрам приходилось добывать знания из обрывков «тамошней» литературы. Он спродюсировал ряд музыкальных бестселлеров, записанных в сотрудничестве с «Океаном Ельзи», Земфирой и другими артистами, «знаковыми» для современной рок-сцены.

Прекрасно зная цену своему опыту, Евгений, впрочем, отзывается о собственных ранних успехах со здоровой долей иронии. По его словам, «звёзды» эстрады, с которыми он сотрудничал в «смутные 90-е», часто не имели возможности платить за аранжировки. Сам по себе факт учёбы в Беркли ещё никого не делал выдающимся специалистом и не заменял непрестанной работы над собой. А одна из «культовых» работ Ступки — альбом «Янанебібув» группы «Океан Ельзи» — была записана на оборудовании, которое сейчас имеется на заурядной репетиционной точке.

Сегодня продюсер живёт и работает в США. Но признаётся, что до сих пор ощущает себя украинским музыкальным деятелем. Во всяком случае, знаменитое «щире українське» чувство юмора Евгению точно не изменяет.

Помните ли Вы первую «серьёзную» аранжировку, изготовленную на заказ?

Если не ошибаюсь, среди моих первых треков были композиции, аранжированные для Таисии Повалий. Она выиграла с ними фестиваль «Славянский базар». А потом — «після цього», так сказать — был Александр Пономарёв с супер-хитами «З ранку до ночі» и «Зіронька». На тот момент мне исполнилось то ли семнадцать, то ли восемнадцать лет.

После я уехал в США на учёбу. И по возвращению в Украину делал пластинку для «Океана Ельзи» параллельно с работами для Ирины Билык.

Насколько сложно было молодому аранжировщику получить заказ на аранжировку для Таисии Повалий?

Это, по большому счёту, не был заказ. Это была работа, которой занимался мой покойный отец, звукорежиссёр Олег Ступка. Он готовил артистов для выступлений на фестивале «Славянский базар». А я, естественно, ему в этом помогал.

Всё делалось без денег — или практически без денег. Многие нынешние знаменитости были в те времена, мягко говоря, небогаты. О мало-мальски вменяемо оплачиваемых заказах речи не шло. Работали на перспективу, нередко получая за свой труд достаточно символическое вознаграждение.

Если ничего не путаю, ещё до Повалий Вы работали над проектами более неформального характера. Там было что-то, связанное с хип-хопом...

О-о-о, я продюсировал (широко-широко улыбается) рэп-группу с названием PNGPersona Non Grata. Тогда я был мал и юн. Всё, что связано с этим проектом, безнадёжно теряется в моей памяти. Знаю только, что человек, с которым мы это делали, жив и здоров.

А ещё я написал очень много музыки для коллектива «Слайдер» — пионеров украинского техно. Кроме того, у нас с покойным Сергеем Товстолужским был электронный дуэт Cloud Generator. Мы сочиняли и играли хаус-музыку. Выступали на фестивалях «Торба» — первых киевских рейвах. Всё это происходило в 1994-1995 годах.

Если сильно-сильно напрячь память, то, возможно, вспомню ещё какие-то ранние опыты.

Рок-проектами занимались?

Нет, рок-проектов не было. «Океан Ельзи» стал моим продюсерским дебютом в рок-музыке.

Насколько я понимаю, накануне отъезда в Беркли на учёбу Вам было, что бросать в Украине? Википедия говорит о том, что у Вас к тому времени появилось рекламное агентство.

Да, было дело. К моменту отъезда в США мне исполнился только двадцать один год — и всё-таки кое-что в жизни уже «намоталось». И по части музыки, помимо «звёзд», клиенты, конечно же, были — молодые певцы, певицы. Просто я всех деталей уже не помню — возможно, даже к счастью (улыбается).

Нужно понимать, что в середине девяностых песня Пономарёва «З ранку до ночі» стала абсолютным хитом. И вслед за ней так же взлетела на вершины хит-парадов «Зіронька». А я был человеком, который их сделал. После этого многие двери в Украине для меня открылись.

В Штатах Вы изучали синтез звука?

Я изучал синтез звука, продакшн-технологии, композицию... В общем, всё, что попадалось под руку. Заходил в университетскую аудиторию и говорил: нет ли у вас, мол, чего-нибудь поизучать? Мне отвечали: вон, смотри, на стене схема интересная висит — бери, изучай. Ну, я и брал (улыбается).

У них наверняка с матчастью порядок: реальные MiniMoog'и (культовая модель аналогового синтезатора — А. Б.) можно было крутить-вертеть...

Да что MiniMoog'и! MiniMoog — ерунда. Я там за руку с самим Бобом Мугом здоровался, и с Томом Оберхеймом (основатели фирм по производству синтезаторов Moog и Oberheim соответственно — А. Б.). Вот это круто было! А  MiniMoog'ов там полно. И вообще, там столько «железок» — мама дорогая!

Когда я учился в Беркли, профессор, с которым мы подружились, предложил мне посмотреть на новые студии. Ведёт меня, показывает рукой: слева, мол, такое оборудование, справа — сякое, слева — Карабасы, справа — Барабасы...  И вдруг, увидев какого-то человека, прерывает «экскурсию» и говорит мне: вон, Джордж стоит, я тебя сейчас с ним познакомлю. Окликнул Джорджа, тот подошёл к нам.

«Джордж, — говорит профессор. — познакомься: это Йевген (с ударением на первый слог). Йевген сделал все блок-диаграммы для моего учебника по компьютерной программе C-Sound». Диаграммы эти были весьма непросты, я подготовил их штук триста.

Джордж начинает рассыпаться в комплиментах: ах, спасибо Вам огромное, ох, как эта книга хорошо помогает студентам, то-сё... Я стою, киваю головой: благодарю, мол, за похвалу. Джордж продолжает петь дифирамбы, я продолжаю слушать.

И тут профессор говорит: «Женя, познакомься: это Джордж Массенбург». Я чуть не упал. Массенбург — легендарный звукоинженер, инженер мастеринга, основатель предприятия по производству топового оборудования для обработки звука и т. д., и т. п. «Можно, — говорю я Массенбургу, — Вас хоть руками потрогать?»

Вот такие люди преподают в Беркли. При этом я совершенно искренне всем говорю: волшебного луча света, озаряющего знаниями, там нет. Его и не может быть. Но если человек чему-то хочет там научиться — он этому обязательно научится.

Важно, что в Беркли есть тусовка, которая даёт понимание того, кем именно ты являешься в кругу компетентных специалистов. Когда ты видишь, что вокруг тебя существует семьдесят пять гитаристов, которые гораздо лучше играют в том же стиле, что и ты, появляется серьёзный повод для размышлений. Ты понимаешь, что необходимо либо больше заниматься с инструментом, либо вовсе бросить это дело. В Беркли-то несколько тысяч студентов. Конечно, среди них присутствуют и лодыри разных мастей — но есть и герои.

Известно, что до отъезда в США Вы много внимания уделяли занятиям на фортепиано. Именно там Вы решили сменить профиль?

Да. В какой-то момент я понял, что больше не стану заниматься фортепиано и буду изучать только технологии саунд-продакшна. Но, разумеется, технологии меня изначально тоже интересовали.

Сколько времени Вы провели в Беркли?

Два года.

У Вас, кажется, был вариант остаться на англоязычном пространстве?

Да, но я его даже не рассматривал. Мне хотелось возвращаться в Украину, что-то там делать... Правда, изначально я поехал не в Украину, а в Германию. Намечалась работа в тамошней компании.

Приехал туда. Президент компании приветливо меня встречает: здравствуй, мол, Женя, рад тебя видеть, садись вот сюда, подожди, пожалуйста минутку. Я сижу, пью чай — ожидаю. Через час он снова подходит ко мне: садись, мол, ко мне в автомобиль, поехали.

Мы едем куда-то. Президент поворачивается ко мне и говорит: знаешь, вчера наша компания обанкротилась (грустно улыбается)... Я немого «повисел» в Германии и поехал в Киев. И уже в Киеве без малого двадцать лет подряд занимался саунд-продакшном.

Ваши труды не остались незамеченными.

Да. Теперь есть поколение девочек, которым нравятся песни, сделанные мной.

Не только девочек, но и мальчиков.

Ну, и мальчиков тоже. Но девочек, к счастью, больше (улыбается).

Возвращаясь в Украину, Вы хотели поднять здешний уровень культуры звука, сведения?

Я не хотел подымать уровень культуры. Я хотел создать структуру, в рамках которой музыканты могли бы заниматься своим любимым делом и при этом как-то ещё деньги зарабатывать. Ну, и чтобы результаты работы было не стыдно слушать. Такова была моя задача.

По большому счёту, я её выполнил. Правда, структуры приходилось периодически формировать по новой. Со мной всё время работали какие-то партнёры, которым казалось, что я их обманываю. В нашей стране ведь всё так и происходит: если в студии регулярно тусуются «звёзды», всем начинает казаться, что где-то там же и золото рассыпано. И что этот лукавый Ступка сидит на мешке с алмазами и что-то от кого-то скрывает. В такой ситуации работать становится очень сложно.

Нам с коллегами, впрочем, удалось построить одну очень большую компанию — POSTMODERN. Мы смогли её удачно продать. Важно, что данная структура до сих пор успешно работает, делая большие успехи в сфере видео- и аудиопроизводства. Это приятно.

Всего же, по моим подсчётам, у меня в Киеве было семь студий звукозаписи. Одна из них, кстати, функционирует и сейчас — мы основали её вместе с участником «Океана Ельзи» Милошем Еличем. Милош — хороший парень, у него здесь большое будущее. «Здесь» — это в Украине. Где бы я ни находился, слово «здесь» для меня всё равно обозначает Украину (улыбается).

На одной из Ваших студий — «Столиця Звукозапис» — был сделан великолепный альбом «Янанебібув» группы «Океан Ельзи». Вакарчук неоднократно говорил о том, что саунд этой пластинки «вытаскивался» из скромной аппаратуры.

Да, это правда. У нас был восьмиканальный Pro Tools. Кажется, на каком-то из этапов работы он позволял использовать двадцать четыре дорожки, но в итоге всё упиралось в цифру «восемь». Я уже не помню всех нюансов, но даже на iPad сейчас куда проще работать с многоканальным звуком, чем на тогдашнем студийном компьютере.

В целом, от предыдущего менеджмента студии мне достался весьма странный комплект оборудования. В качестве основного пульта использовалась какая-то модель Mackie — нечто подобное сейчас на репетиционных базах устанавливается. В то же время, у нас имелось два хороших эффект-процессора Lexicon. Впрочем, пользоваться ими при восьми дорожках было сложно: одну-две из них приходилось бы тратить на запись сигнала с эффектом, что при таком количестве треков в большинстве случаев являлось непозволительной роскошью.

Какие музыкальные инструменты использовались для записи пластинки «Океанов»?

Со временем для нужд студии мною были приобретены две гитары: Fender Telecaster с датчиками средней мощности, ориентированными на блюз-рок, а также Gibson ES-335. Но, если мне не изменяет память, на этапе работы над «Янанебібув» их не было. И писалось всё на японском Fender Stratocaster, который до сих пор есть у Павла Гудимова, в ту пору бывшего гитаристом группы.

Помню, что для записи мы брали в аренду комбоусилители. У нас был какой-то Trace Elliot, басовый SWR и, кажется, ещё Marshall. Но такое всё... хм, «детское», «ненастоящее». В общем, аппаратура начального уровня. Но мы записывали на этой аппаратуре альбом — и по тем временам это было ох, как круто! На тот момент в Киеве вообще никто не писал гитары в комбики. Арендовать в столице гитарные усилители для работы в студии было целым приключением.

Что, неужели больше никто в Киеве не использовал комбоусилители для записи?

Все писали гитары в линию, через процессоры: Digitech, Boss иже с ними.

Но как же так! Ведь в тогдашних гитарных процессорах даже комбоэмуляции нормальной не было!

Вот так оно всё и звучало.

Хм... Я слушал альбом “Radiodonor” группы «Табула Раса», записанный в середине 90-х в одной из киевских студий. Гитара там звучит вполне прилично.

Ну, можно и от простого инструмента, воткнутого в линию, добиться красивого звучания. Но «гитара в линию» и «гитара в комбик» — это, в любом случае, два разных типа звука. Да и потом, «Табула Раса» — группа, которая очень сильно отличается от «Океана Ельзи». Это не такая РОК-группа, как «ОЕ».

Во второй части интервью Евгений продолжит рассказ о работе над диском «Янанебібув», а также поделится секретами эффективного воспитания рок-вокалистов топового уровня популярности.

Текст интервью: Антон Бессонов («Тим Талер»)


© www.rock.kiev.ua



Читать в архиве по теме 3:
 
Теги
15.08.2016
Интервью
Заключительная часть обширной беседы получилась особо ценной для молодых практиков звукозаписи. Евгений касается такой важной и, вместе с тем, не слишком часто освещаемой в СМИ темы, как механизм организации успешных отношений между артистом и саунд-продюсером. А музыкантам, желающим записаться «у Ступки» бесплатно, настоятельно рекомендуется дочитать интервью до конца
01.08.2016
Интервью
Мэтр отечественного саунд-продакшна Евгений Ступка обладает колоссальным багажом профессиональных знаний и опыта работы в музыкальной индустрии. В третьей части интервью Евгений расскажет как отсутствие денег превращалось в стильное звучание, поделится опытом работы с сессионными музыкантами и не только
25.07.2016
Интервью
Украинский саунд-продюсер Евгений Ступка больше десяти лет пребывает в статусе живой легенды отечественной музыкальной индустрии. Во второй части интервью Евгений продолжает рассказ о работе над диском «Янанебібув», а также поделится секретами эффективного воспитания рок-вокалистов топового уровня популярности



Купил билет - помог сайту:
Электронный билет
вверх
 
подключайтесь: Twitter · Facebook
copyleft 2003-2017 www.rock.kiev.ua