Twitter Facebook RSS
W
W
W
.
R
O
C
K
.
K
I
E
V
.
U
A
АФИША
РОК.энциклопедия
ФОТО.банк
ОБЪЯВЛЕНИЯ
ФОРУМ
КИЕВСКИЙ РОК КЛУБ
Авторская колонка
Привет, Гость!
Статус: н/д
Возможности: 0%

Начать поиск...
Избранное

Винни Колаюта: «Игра на барабанах – это искусство»



Vinnie Colaiuta просил вам передать: уничтожайте своих кумиров. А это значит, что следует уничтожать и любые намеки на техническое мастерство или виртуозную артистичность, с которыми у вас ассоциируется этот гениальный барабанщик из сельского района штата Пенсильвания. Потому что Colaiuta может вспылить по разным поводам, однако ничто так не разжигает его гнев, как слишком снисходительное, ленивое, немузыкальное мышление, которое, по его мнению, распространено среди многих барабанщиков-любителей. Он давно уже устал от людей, которые подходят к нему, делая большие глаза, и пытаются добиться от него ответов на извечные вопросы: "Как же вы все это играете, как придумываете, как создаете, как воплощаете и осваиваете?""Мои собственные взгляды по отношению к игре на ударных во многом строятся на интуиции, и в настоящее время они довольно отвлеченные и широкие, – поясняет Vinnie, находясь в Мадриде во время турне вместе с пианистом и композитором Herbie Hancock’ом. – Это нельзя назвать узким кругозором. В связи с этим я придерживаюсь такой позиции: "Когда слушаешь мою музыку, ты или вникаешь в нее, или не вникаешь. Что ты из нее получишь, то и получишь". А в остальном – все мы люди, и перед всеми нами встают одинаковые задачи и ситуации, через которые нам предстоит пройти".Может, все мы и люди, но все-таки некоторые из нас – люди не простые и гораздо более одаренные, чем прочие. Восторгаетесь ли вы длительными импровизациями Vinnie с Frank Zappa, Randy Waldman, Allan Holdsworth, Karizma или Jing Chi, или же вам просто нравится та грация, с которой он держит ритм, играя для элиты поп-сцены – Celine Dion, Ricky Martin, LeAnn Rhimes, Faith Hill, Megadeth, Andrea Bocelli или Sting, никто не станет отрицать, что его исполнительская манера во многих смыслах уникальна.



Будучи, несомненно, самым востребованным барабанщиком в мире, Vinnie Colaiuta живет ради музыки. Эта избитая фраза используется так же часто, как и изречение: "Нужно вкладывать в музыку душу". Однако карьера Vinnie является свидетельством не только его неизмеримого таланта и мастерства, но и его способности успешно маневрировать во всех сферах музыкального бизнеса. Он нашел идеальное соотношение между выступлениями, которые дают ему возможность исчерпать всю глубину своих выдающихся технических и импровизационных способностей, и концертами, которые доставляют ему удовольствие сыграть превосходную ударную партию в поп-стиле. (Хотя, по его собственному выражению, такая трактовка слишком "черно-белая", т.е. упрощенная.)У каждого барабанщика есть своя любимая композиция с участием Vinnie, будь то "Joe's Garage" (Frank Zappa), "Spokes" (Allan Holdsworth), "Stay With Me" (Gino Vanelli), "Seven Days" (Sting) или "Aja" (The Royal Dan). Но у всех этих записей есть одно общее качество: постоянство. Играет этот человек всегда превосходно, с неповторимым, только ему свойственным звучанием и безошибочным музыкальным подходом.За свою почти тридцатилетнюю карьеру этот пятидесятилетний барабанщик постоянно придерживался жесткого графика из-за того, что каждый хочет воспользоваться частью его таланта. И это, как ни странно, лишь шло на пользу его мастерству. Сегодня Colaiuta исполняет грув еще лучше, чем двадцать лет назад, а когда выпадает возможность "позажигать", он производит не менее внушительное впечатление, играя с Scott Kinsey (или участвуя в многочисленных проектах лейбла Tone Center), чем раньше, когда он играл "Five, Five, Five" с Frank Zappa в 1978 году.Пожалуй, никакое интервью не способно в полной мере раскрыть позиции Vinnie Colaiuta, его отношение к сессионной работе, его методы импровизации, его технику и талант. Вероятнее всего, мы можем лишь бегло осветить его личность на настоящий момент. Vinnie не так-то просто выловить, а интервью у него брать еще сложнее. Он видит целое там, где другие способны рассмотреть лишь мелкие детали, а о своем личном опыте он повествует в таком ключе, который не всякому понятен, потому что далеко не каждый сталкивался с подобным на практике. Он не станет ограничиваться краткими и сжатыми ответами. Vinnie Colaiuta, как и все великие артисты, – личность загадочная и сложная, с богатым внутренним миром.MD: Вы сказали, что сегодня, участвуя в студийной сессии, вы способны определить, из чего исходят прочие музыканты, можете оценить их позицию. Как это возможно?Vinnie: Если ты чувствителен по отношению к людям, к музыкантам, то это ведет к тому, что ты начинаешь в людях разбираться. А еще может включиться своего рода психологический фильтр. Поэтому, если чувствуешь других музыкантов, это способствует обострению чувствительности в целом.


Давайте посмотрим на это со смысловой точки зрения: что это значит – быть чувствительным? Я имею в виду чувствительность не столько в эмоциональном плане, сколько в плане восприятия. Если у тебя имеются психологические проблемы, это твоя личная забота, независимо от того, оказывает ли на тебя влияние то, что говорят (или не говорят) окружающие люди. Отсюда можно заключить, насколько устойчиво и уверенно ты себя ощущаешь. Когда я говорю об уверенности, я имею в виду чувство стабильности и надежности. Я не хочу сказать, что нужно быть самоуверенным.А что касается понимания того, чего хочет музыкант, тут все дело в развитой интуиции. Нет, правда, нужно всего лишь знать свое место и уметь работать с другими музыкантами – вот это и есть оптимальный вариант. Ты ведь пришел не для того, чтобы демонстрировать кучу приемов, – ты пришел, чтобы влиться в атмосферу и стать ее частью. Если ты исполняешь что-нибудь такое, чем другие музыканты могут заинтересоваться, то ты делаешь это не для того, чтобы привлечь к себе внимание. Если от твоего исполнения песня лишь выигрывает, а другие музыканты замечают это без посторонних мыслей вроде: "Этот парень отвлекает меня своей игрой!" – значит, ты действительно добился того, что нужно.
Вопрос техники

MD: А оправдывается ли позиция "вливания" по отношению к выступлениям с Faith Hill, когда публика представления не имеет о том, что вы играете и более сложную музыку, а сейчас лишь даете ей то, что она хочет получить?

Vinnie: И да и нет, но не в этом суть. Дело не в том, что я даю публике то, чего она хочет. Это, можно сказать, часть моей работы. А весь смысл в том, что я нахожусь на своем месте и полностью погружаюсь в процесс, становлюсь его частью – и в итоге все довольны, а сама музыка от этого становится только лучше. А если публика не имеет представления о прочих моих способностях – это совершенно неважно. Если все то, что я знаю и умею, удается как-то слить воедино, причем сделать это так, чтобы другие даже ничего бы и не заметили, – вот тогда будет хороший результат. Все это косвенным образом содействует моему исполнению в данный момент. А если что-нибудь из освоенного мной в прошлом не служит на пользу настоящему моменту, то оно и не имеет значения. Польза будет лишь в том случае, если ты позволяешь всем своим навыкам плавно сливаться внутри тебя, так что тебе не приходится думать: "Черт, у меня ведь столько наработок, а я не могу их все использовать". Если тебя посещают подобные мысли, значит, ты не "погрузился". Значит, ты просто не даешь наработанному тобой мастерству проявляться здесь и сейчас, независимо от того, большой ли у тебя опыт игры на ударных или не очень.


Многие мыслят черно-белыми категориями, вроде: "У него много технических наработок, а он их не использует". А некоторые заявляют: "Я владею техническими приемами и могу выдать грув". Можно подумать, все дело лишь в технике и груве. И поэтому нередко люди стараются уйти от разговора о приемах, ставших уже идеей фикс, а просто говорят: "Я тоже могу сыграть грув". Это и есть черно-белое мышление. В то же время это далеко не предел: существует ведь еще целый цветовой спектр, не говоря уже о понимании, к которому невозможно прийти с подобным мышлением.

MD: Барабанщики всегда говорят: "Нужно играть так, чтобы вкладывать в композицию душу."

Vinnie: Прежде всего, нужно хотеть вложить в композицию душу. Ты должен получать от этого удовольствие. Тогда ты начнешь видеть в этом музыкальную ценность и испытывать удовлетворение от результатов. Будешь их ощущать, чувствовать и знать. Почувствуешь всю слаженность совместной работы. И тебе даже в голову не придет мысль вроде: "Черт, надо было мне вставить туда эту клевую фишку!" Это пораженческое, немузыкальное мышление.Каждый раз, когда ты ударяешь в барабан, следует отдавать себе отчет, что ты участвуешь в музыкальном действе. А если ты смотришь на все это со сколько-нибудь технической точки зрения – значит, у тебя упадническое мышление. Если ты думаешь: "Я должен как следует сыграть эту песню", это может стать задачей на развитие, так что в итоге людям понравится с тобой работать, в отличие от мыслей вроде: "Я понимаю, зачем это нужно и почему это так важно". Это не означает, что можно играть что угодно и называть это музыкальной деятельностью, исходя из каких-то собственных критериев. В музыке свои законы.Как мне кажется, явления, имеющие место в драмминге, нередко отражают в миниатюре то, что происходит в обществе, а именно – эмоциональную, чувственную сторону действий. Когда-то эмоциональность была полем деятельности для второсортных дельцов, торговавших панацеями от всех болезней или билетами на шоу с бородатыми женщинами, однако в те времена всегда оставалось место и для искусства. Теперь же, если нет эмоциональности, то и ценность снижается. Мышление такого типа влечет за собой недостаточность внимания, неспособность к чтению книг, неумение вообще прочесть или написать что-нибудь более серьезное, чем обычное сообщение для электронной почты. Если я отгрохаю соло на ударных – это, конечно, будет неплохой демонстрацией того, насколько серьезно я упражнялся, как ловко могу вертеть палочками и исполнять разными ногами разные ритмы. На все это уходят многие часы тренировок, сосредоточенности, повторения пройденного и использования прежних наработок; и если у тебя нет ни умственных, ни физических отклонений, и с памятью все хорошо, и если иметь хоть каплю таланта, уделять этому достаточное количество времени и заниматься с желанием – тогда своего достигнешь.



Но ведь, с другой стороны, вы создаете свой собственный контекст. Если вы играете в свободной форме и делаете это для того, чтобы поразить и привести в восхищение других, тогда я посоветовал бы вам следующее. Возьмите все свои усвоенные "фишки" и замедлите или измените темп, а далее: A) поместите это в конкретный контекст, который будет требовать от вас соблюдения определенных параметров, основываясь на той специфической форме, в которой вы собираетесь играть; B) играйте в рамках какого-нибудь стиля или жанра; C) играйте, не выходя за рамки песни; и D) делайте это вместе с другими музыкантами, при этом взаимодействуя друг с другом. Вот тогда будет другое дело.Люди удивляются, почему я не провожу мастер-классы. Вот как раз поэтому. Потому что в таких случаях контекста не получается. Это как если я вам что-нибудь продаю. Где тут контекст? Нельзя просто сидеть за барабанами и оставаться вне всякого контекста. Но хочет ли молодежь к этому прислушиваться? Черта с два. Им подавай "показуху", а то и какую-нибудь компьютерную программу, которая позволит состряпать что-нибудь этакое за десять минут безо всякого музыкального образования.

MD: Вы правда так считаете? Мне кажется, многим молодым людям нравится играть на барабанах, просто чтобы ощущать себя частью музыки, вкладывая в песню душу и не задумываясь о технической стороне. Или вы имеете в виду приверженцев сумасшедшего драмминга, для которых весь смысл жизни – в технике?

Vinnie: Каков, по вашему, процент молодых людей , которые просто садятся за барабаны и играют, ни перед кем не красуясь своими техническими умениями, в отличие от таких, которые приходят, в основном, для того, чтобы каждые две минуты выписывать палочками замысловатые кренделя?

MD: Да, на мастер-классах люди хотят "показухи".

Vinnie: А что для вас означает понятие "мастер-класс"? Мастер-класс – это краткая и сжатая презентация, проводимая в учебных целях. Годится такое определение?

MD: Вполне.

Vinnie: Тогда какое отношение имеет "показуха" к учебной презентации? Ну, выйду я за пределы физических возможностей ударной установки, а дальше-то что? Что еще можно из этого усвоить?

MD: По-моему, главное во всем этом – научиться играть музыку.

Vinnie: Да, но каким образом? Как это может вытекать из стремления уделять основное внимание "показухе"? Что тут можно вынести для себя в музыкальном плане? Для этого требуются годы. И взаимодействие музыкантов друг с другом. А если вы каждый раз пробиваете барабаны до дыр, каким образом это может быть применимо при игре с другими музыкантами?



Об этом я и говорю. И говорю это не потому, что я какой-нибудь брюзга, который сам не владеет никакой техникой и поэтому рад покритиковать других. Нет. Техникой я владею. И глубоко уважаю каждого, кто ей владеет. Просто такая у меня точка зрения. Вы, должно быть, и сами не раз слышали о моих убеждениях на этот счет.Однако люди говорят: "Да, но ведь вы и сами так делаете". Делаю, да не совсем так. Можно играть со страстью, можно делать что-то ради эффекта или по какой-нибудь иной причине, но я не сажусь за установку с каким-то долбаным счетчиком на ноге, чтобы отслеживать, сколько одиночных я способен сыграть.

MD: Судя по вашим словам, вам порядком осточертел весь этот ажиотаж в духе: "Давай, Vinnie покажи класс!"

Vinnie: Я бы не сказал, что мне это приелось или осточертело…

MD: А мне из ваших слов все-таки кажется, что вы уже пресытились. И это еще мягко говоря.

Vinnie: Я просто как-то не зацикливаюсь на этом, понимаете?MD: Думаю, многие барабанщики с удовольствием слушают вас, когда вы играете так же, как на ранних записях Kenny Pore, или с Bill Meyer’ом, или с группой Steely Dan, или на любых других записях, где ваш грув столь же замечателен, как и прочие аспекты вашей игры. Когда я впервые услышал вас на записи Al Kooper’а Championship Wrestling [альбом 1982 года], ваш грув производил очень заметное впечатление. Такие барабанщики, как Zach Danziger, здесь в Нью-Йорке, тоже это отметили.Vinnie: Zach Danziger очень талантлив. Можете послушать, как он играет с Wayne Krantz’ом, он просто великолепен. Я же говорю о людях, которым свойственна узость взглядов, которые сидят и анализируют исполнение Zach’а, и видят технику вместо того, чтобы уразуметь, что он совершенно свободен в музыкальном плане. Готов поспорить, что сам Zach не садится за установку с каким-то долбаным драмометром!

MD: Zach, уставший от "показухи"...

Vinnie: Потому что это тупик, понимаете? Соревноваться здесь бессмысленно. Всегда найдется еще один Wyatt Earp. На самом деле ты бросаешь вызов самому себе, потому что хочешь чувствовать себя более свободным, слитым с инструментом, с музыкой. Вот этим и следует заниматься. Как-то раз Zach в разговоре со мной сделал очень ценное замечание: "Я нашел иной способ самовыражения, который меня вполне устраивает". Его слова можно с легкостью исказить: "Я горы сверну, лишь бы добиться самовыражения". Пусть так. Однако Zach всего лишь говорит, что он выражает себя в музыке, и это подтверждается как его взглядами, так и тем, что значит для него музыкальность. А если его исполнение настолько хорошо звучит с Wayne Krantz или Boomish, то причина этого – в его музыкальной глубине.Ко мне то и дело подходят разные ребята и говорят: "Я украл все ваши фишки". А я отвечаю: "Да они, вообще-то, бесплатные, нет нужды их воровать". Чего стоит само отношение к подобным элементам как к "фишкам"! "Раньше это были фирменные фишки Vinnie, а теперь они мои!" Прямо шпионаж какой-то. "Проглоти эту пилюлю, и ты сможешь…" – то-то и то-то. Все это бьет мимо цели. Это – узость взглядов. Вы ведь не слушаете Wayne Shorter’а, чтобы передирать его "фишки". Хотя на понятийном уровне он в высшей степени развитый музыкант. Нет ничего предосудительного в развитии собственной личности через игру на музыкальном инструменте, но что происходит, когда к этому начинают относиться как к спорту? Никто ведь не будет подсчитывать твои очки. Само собой разумеется, должен существовать некий определенный стандарт, который раскрывал бы многие вещи, – это как таблица умножения. Но в остальном ты полностью погружен в сферу эстетики. Так что все прочее – лишь образный язык. А если тебе нужна "показуха"… Если мечтаешь кого-нибудь побить – стань боксером. Я всю жизнь считал, что игра на барабанах – это искусство.

Сессионная работа

MD: Вы отыграли тысячи сессий. Существуют ли какие-либо параметры, на которые вы опираетесь для успешного выполнения сессии звукозаписи?

Vinnie: Разумеется. Есть ожидания и есть прогнозы. Если я ожидаю хорошей подзвучки в наушниках, я чувствую, что за этим дело не станет. Мы ведь все профессионалы. Главное – это качество. Тут помогает хорошо проведенная предварительная репетиция, да и помещение не должно производить впечатление звукопоглощающей камеры. А еще нужно учитывать психологическую совместимость продюсера и артиста, участвующих в процессе.

MD: Меня очень впечатлила ваша интерпретация песни группы Steely Dan "Aja" на записи Jeff Richman’а, The Royal Dan. Как вы пришли к тому, чтобы дать новую интерпретацию классическому соло Steve Gadd’а в "Aja"?

Vinnie: Лично я предпочел бы вообще этого не делать. Steve так здорово сыграл! Но наши сольные партии были длиннее, так что я в итоге пришел к тому, к чему пришел. Невозможно было подойти к этому с позиций Steve’а, потому что это значило бы перестать быть самим собой. А что еще было делать – налегать на технические приемы? Так недолго и в самолюбование удариться.Я сыграл то, что сыграл, потому что мне пришло в голову "написать другую картину". А если задаваться мыслью, способен ли ты сыграть так же или нет, то это может привести к противоположным результатам. Зачем, скажем, переписывать "Мону Лизу"? И Сикстинская капелла – какая есть, такая и есть. В прежние времена никто не работал над скульптурой с мыслями: "Ну, блин, не знаю, кажется, вот тут рука немного высоковата". Подобный тип мышления очень даже применим и к сегодняшнему "производству". Представьте себе художественного руководителя или продюсера, который стоит за спиной у Пабло Пикассо и говорит: "Пабло, дружочек, подумай о своей целевой аудитории. Подумай о своих ценителях, дружок. Они и в самом деле захотят это купить, а?" Вот именно это и происходит сегодня повсеместно.

MD: Visions Of An Inner Mounting Apocalypse – это целый альбом, где вы по-новому интерпретируете ритмические рисунки Billy Cobham'а, игравшего с коллективом Mahavishnu Orchestra. В некоторых композициях вы отдаете дань фирменным грувам Billy, хотя в остальном ваше исполнение имеет более индивидуальную окраску.

Vinnie: Billy оказал на всех нас огромное влияние. Я даже не задумывался, играть или не играть мне грувы Billy, все происходило само собой. Его исполнение как нельзя лучше подходит для этих композиций и, на мой взгляд, является неотъемлемой их частью, если только ты не собираешься придать песне совершенно новую интерпретацию… Для меня это было как дружеское приветствие. Я считал, что именно таким и должно быть исполнение, потому что так в свое время сыграл Billy.Я аплодирую Jeff Richman’у за то, что он все это записал. Это было далеко не простым делом. Сейчас, оглядываясь назад, я даже жалею, что тогда мне пришлось вот так вот с ходу во всем разбираться. Мы ведь сделали эту запись всего за один день, читая партии с листа. И это был репертуар Mahavishnu! Эти парни были настоящей группой! Они постоянно играли такую музыку. Когда за один день приходится делать столько песен, я уже не в состоянии запомнить все аранжировки. Нет у меня такой способности – мгновенно все запоминать. Жаль, что времени было отведено мало, потому что я люблю такую музыку, мне нравится ее играть.


MD: На YouTube.com есть замечательное видео, где вы играете "Scatterbrained" вживую с Jeff Beck’ом. Причем раза в три быстрее, чем оригинал. Кроме того, вы исполняете в высшей степени импровизированную, быструю и агрессивную игру на ударных в последних записях с Frank Macchia, Randy Waldman, Scott Kinsey и Brian Bromberg. Насколько отличается ваш сегодняшний подход к такому стилю исполнения от того периода, когда вы играли с Allan Holdsworth или Frank Zappa?

Vinnie: Это очень сложный вопрос. В случае с Zappa все произошло так, словно я очутился в "глазу" урагана. Невозможно ведь понять сам ураган, если находишься в его центре. Поворотным пунктом был момент, когда Frank узнал, что я могу делать кое-какие вещи, и побудил меня к их исполнению. Это было что-то новое, если учесть, что я несколько лет играл самую разную музыку и поэтому в каждую новую ситуацию вступал со свежим взглядом на вещи.К тому времени, когда я закончил с Allan Holdsworth’ом альбом Secrets [1989], мои взгляды были уже хорошо сформированы. Меня не посещали мысли вроде: "Это непростая музыка, но я играю быстро и замысловато и, честное слово, не терпится показать себя во всем блеске!" или: "Да, вот это и впрямь то что надо, а все, что я делал до этого – так себе". Для меня это, опять-таки, мышление черно-белыми категориями. Я не знаю, насколько мой прежний подход действительно отличался от сегодняшнего. Просто меня больше не посещают подобные мысли.

Список популярных барабанщиков

MD: Представляет ли что-либо для вас трудность на настоящий момент?

Vinnie: Каждый раз, когда пытаешься сыграть что-нибудь незнакомое, это может представлять тот или иной уровень трудности. Но на такие вещи следует глядеть трезво. Боюсь ли я? Не включится ли во мне психическое торможение, которое будет меня сдерживать? Нужно ли мне это? Хочу ли я этого? Я уже долгое время не мыслю подобным образом. Обычно я нахожу какой-нибудь способ усвоить новый материал, или, может быть, я его немного разовью, а может, просто сразу окунусь в него с головой.Поскольку я и так уже развил в себе определенный уровень независимости, то, если бы мне теперь вздумалось добиться независимости иного рода, чтобы демонстрировать ее в процессе игры, у меня для этого имеются все возможности. В последнее время все исполняют ритм клаве левой ногой. Я не трачу время за установкой на подобные тренировки. Поймите, я не собираюсь этим заниматься только потому, что это – круто. Даже если бы это было необходимостью, я бы прежде всего решил для себя, придется ли мне принуждать себя к этому или же я буду сам этого хотеть. Вопрос тут не в сложности.Мне приходилось уделять много времени отработке материала, который был сложным, и я не задумывался над тем, смогу ли я включить его в свою игру. И здесь то же самое. Просто я не вижу необходимости тратить на это время только для того, чтобы люди потом говорили: "Эге, да он тоже этим овладел!" Я не буду делать что-то ради того, чтобы попасть в список популярных барабанщиков, если только в этом не будет моей личной заинтересованности. Разве Segovia задавался вопросом, может ли он играть так же, как Hendrix? Зачем же барабанщику нужно это соревнование? Я не сижу и не считаю, сколько стилей я уже освоил. Я просто следую зову сердца. В зависимости от своего желания, я оттачиваю какие-то моменты своей игры – или не делаю этого, если чувствую, что мне приходится себя принуждать. Если я что-то развиваю, то лишь потому, что мне это нравится.

Настройка, конфигурация, разминка

MD: Как вы обычно настраиваете барабаны для разных сессий? Чем она отличается на Faith Hill от Pussycat Dolls или Scott Kinsey?

Vinnie: Обычно у меня имеются определенные общие предпочтения в настройке, которые я использую в качестве основы, а дальше уже идут вариации. Я пользуюсь томами 10", 12", 14" и 16", бас-барабаном 18x22, а малый барабан зависит от каждого конкретного случая (вернее, от каждой конкретной композиции). Если я выступаю вживую, мне нужен барабан обладающий достаточно артикулированным звучанием, хорошими возможностями настройки и богатым диапазоном – а это, как правило, пятидюймовый барабан. Металлический или деревянный? Зависит от помещения.

В случае с Faith Hill, я могу легко подстроиться под ситуацию. Мне нужно взглянуть на барабаны, которыми я пользуюсь. Одни барабаны звучат с более глухо, чем другие. Я не стремлюсь использовать высокий звук томов для игры с Faith Hill. Я хочу, чтобы томы звучали несколько массивнее. При работе со Scott Kinsey мне нужен малый барабан с сильным "щелчком", потому что именно это представляется самым подходящим. Я выбираю такие барабаны, которые дают мне наибольшую выразительность. Низко звучащий малый барабан не подошел бы для работы со Scott’ом, по крайней мере, не для той композиции, которую играл я. Словом, я делаю логический выбор, исходя из эстетического аспекта своего исполнения. И решаю, какие барабаны или тарелки, и какое звучание, послужат для усиления этого эстетического аспекта.

MD: А есть у вас любимые малые барабаны для работы в студии?

Vinnie: У меня есть пара барабанов Longo, которые обладают прекрасным звучанием, несколько барабанов Brady, которые отлично звучат, и какое-то количество барабанов Gretsch, которые тоже звучат замечательно. Еще у меня есть два комбинированных ["гибридных", hybrid – комбинация в кадушке барабана дерево/металл, теплый звук дерева с выгодами и качествами металла. Такими барабанами больше известна компания Dunnett] малых барабана от Drum Paradise, а также несколько хромированных латунных Ludwig Supraphonic серии 400. Когда я готовлюсь к сессии, я уже заранее знаю, на что способен каждый из моих барабанов. Я прислушиваюсь к их характеристикам и на основе этого принимаю решение. На определенном этапе ты настолько хорошо узнаешь барабан, что можешь сказать, как то или иное помещение будет влиять на его звучание.MD: Раньше вы сидели за установкой гораздо ниже. В чем дело?Vinnie: У меня стала болеть спина. На одном из концертов я не мог даже встать прямо, потому что спину мою пронизывала боль. И пришел к выводу, что моя спина и осанка не доведут меня до добра. Тогда я решил сидеть за установкой повыше и найти новый баланс для своего тела. Сейчас я чувствую себя вполне удобно.Незнакомую установку я отлаживаю. Не так уж сложно привыкнуть к новой установке во время каждой новой сессии. Стоит изменить высоту сиденья на несколько дюймов, и это повлияет на баланс тела за установкой. В моем случае так и происходит. Мне нравится ощущение нужного баланса. Чаще всего колено у меня располагается параллельно бедру.

MD: Вы разогреваетесь перед концертом или предпочитаете отыграть сразу, без разминки?

Vinnie: В последнее время, играя с Herbie, мы сначала проводим саундчек и долго играем. В процессе саундчека я сперва просто проверяю звучание всей установки, а потом некоторое время играю самостоятельно. К концу саундчека у нас остается не так много времени до начала выступления, так что минут пятнадцать я собираюсь с мыслями, потом переодеваюсь. Затем немного поверчу в руках палочки, потрясу конечностями и, может быть, выполню десятиминутную разминку. И мы начинаем игру.Если нет возможности провести длительный саундчек, то я предпочитаю минут десять поотрабатывать удары на какой-нибудь подушке или на подлокотнике кресла. Раньше я, бывало, уделял этому с полчаса, но на самом деле это зависит от того, насколько долго длится саундчек. Я могу поупражняться с разными видами ударов, прежде чем начать выступление. Это ведь здорово – выйти на сцену и устроить настоящий бум.Немалую роль играет и размеренный темп. Не следует перебарщивать с техникой в первой же композиции. Мне тоже приходится преодолевать этот психологический барьер. Если барабаны звучат так, словно их сносит ветром, и мне не слышно томов, то приходится надеяться, что в других частях помещения их все-таки слышно, а не пытаться колотить еще сильнее. Так либо барабан будет глохнуть, либо ты утратишь гибкость. Нужно играть размеренно и при этом расслабленно.

MD: Почему вы переключились на барабаны Gretsch?

Vinnie: Я всегда был тайным поклонником Gretsch. Я люблю, как звучат барабаны Gretsch. Они не только обладают очень чистым и резонирующим звучанием – их звучание еще и особенное, как раз такое, какое мне по душе. Мне нравится, что я могу по-разному их настраивать, чтобы извлекать из них больше или меньше обертонов, а также основной тон, который по звучанию не уступает томам.


На определенном этапе жизни я пришел к мысли: "Вот это мой голос". Почему бы не оставаться верным этим барабанам и не играть то, что мне хочется играть? И если бы завтра мне суждено было умереть, я бы хотел напоследок поиграть на своих барабанах Gretsch и дать всем понять, что я выражаю себя через эти барабаны, которые считаю своим голосом.Еще на меня оказали влияние кумиры, которые играли на Gretsch, особенно Tony Williams, самый большой мой кумир. Эти барабаны были его голосом. Но я ведь не ставлю на барабаны пластики с черными усиливающими точками и не играю на 24-дюймовом бас-барабане. Множество людей помимо меня слышали барабаны Gretsch на многих джазовых записях. Я же познакомился с ними на студийных сессиях в Лос-Анджелесе, где на них играли конкретные люди. Компании, занимавшиеся автоперевозками, спокойно отправляли их на сессии, потому что знали, что Gretsch – барабаны что надо. Я обратил внимание, как они звучат, помимо джаза, во всевозможных современных и поп темах, и это еще больше убедило меня в особенностях их звучания и в том, насколько легко их можно приспособить под разные стили.

MD: Вы играете на Gretsch на каждой записи?

Vinnie: Ну, конечно. Я ни перед чем не остановлюсь, лишь бы обеспечить, чтобы барабаны Gretsch всегда были там, где я нахожусь. Drum Paradise располагает барабанами Gretsch в Нашвилле, так же как Artie Smith имеет их в Нью-Йорке. У меня есть барабаны Gretsch в Токио, а также одна установка в Европе. При игре с Herbie я пользуюсь только Gretsch – серией из клена New Classic Maple, с трубчатыми лагами. Эти барабаны звучат не так, как классическая серия USA Maple. Они представляют собой первый новый дизайн барабанов Gretsch за много лет, и звучание у них великолепное. Недавно, во время турне с Jeff Beck’ом, я пользовался своей собственной серией Signature, и эти же барабаны я использовал в Японии с Herbie.Кстати, насчет Herbie. В октябре мы вместе с ним организовали сессию с Quincy Jones’ом – тогда-то он и предложил мне устроить это турне. Мы делаем подборку тем из его репертуара, включая "Actual Proof" и "Maiden Voyage".

MD: Как продвигаются дела с вашим следующим сольным альбомом?

Vinnie: Никак не продвигаются, потому что у меня пока нет времени что-то писать. Последний год я был очень занят, так что альбом выйдет тогда, когда будет готов выйти. Надеюсь, на меня снизойдет вдохновение, и он все-таки родится. Если у меня появится время, чтобы опять писать, и если при этом у меня будет что сказать, то я с удовольствием этим займусь. Я настолько поглощен постоянной работой, что жизнь постепенно приобретает все более размытые очертания. Когда я возвращаюсь домой с сессии, мне приходится отключать мозг и ложиться спать, а на следующее утро вставать и заниматься всем снова.Кстати говоря, люди часто судят о тебе по тому, все ли свое время ты проводишь в студии. Если нет, тогда это тебя до некоторой степени принижает в их глазах. Это еще одна распространенная в обществе идея фикс, которую я нахожу абсурдной. Сам я, можно сказать, живу в студии.

MD: Каждый не прочь покритиковать преуспевающего человека.

Vinnie: Или, скажем, суются они к тебе и заводят разговор. И стоит тебе только спросить: "А у вас как дела?", как первое, что слетает у них с губ, это фраза: "Занят по горло!" Как будто я обязан тут же проникнуться к ним уважением за то, что они заняты. Я лишь делаю то, что делаю. И если людям это нравится – стало быть им нравлюсь и я.

MD: У вас есть еще какие-нибудь неосуществленные пока планы в музыке?

Vinnie: Есть, но сейчас не стоит углубляться в эту тему. Я не смогу сказать ничего конкретного.

Наше общее дело

MD: Помимо мастерства и таланта, что еще нужно для достижения успеха в музыкальном бизнесе?

Vinnie: Кроме мастерства и таланта, а также индивидуальных качеств, которые необходимы, чтобы маневрировать среди разнообразных перипетий, все прочее – это благословение свыше, и ты должен творить все свои дела во славу Божью. Когда я говорю это людям, они истолковывают мои слова в религиозном, догматическом ключе. Но я говорю в духовном смысле. Я не пытаюсь выставить себя в качестве этакого столпа духовной добродетели. Нужно обладать некоторым уровнем скромности и прийти к пониманию того, что есть источник твоего мастерства и кто является этим источником. Ты должен осознать, откуда этот источник в тебе берется, и быть благодарен этому. А это, в свою очередь, перетекает в индивидуальные качества, необходимые для того, чтобы маневрировать в музыкальном бизнесе. Нужно просто быть искренним с самим собой – это непреложная истина. Ладить с людьми и быть как можно более преданным музыке и себе самому – вот что главное.Я стараюсь избегать слов, которые могут вызвать ненужные ассоциации, связанные с превосходством одного над другим. Вот почему, когда я говорю: "Надо быть лучшим, на что ты способен", я не вкладываю в слово "лучший" никаких дополнительных значений, поскольку не хочу пропагандировать идею соревнования или какой-то высшей планки мастерства, которую требуется преодолеть, чтобы стать колоссальной "олимпийской" фигурой. Если вы найдете иной способ для осмысления этого, то поймете, что я имею в виду и пытаюсь сказать.

MD: Вы уже долгое время рассуждаете о вопросах техники и приемов, и ваша позиция уникальна. Не многие барабанщики достигли вашего уровня техники и артистичности за установкой, что является частью эволюционного развития каждого барабанщика. Для тех, кто не обладает таким уровнем мастерства, то, что вы делаете, находится чуть ли не за гранью понимания. И только такие люди, как вы, Tony Williams, Steve Gadd и прочие барабанщики подобного рода знают, каково это – занимать столь привилегированное положение.

Vinnie: Уверен, что в наших воззрениях есть нечто общее, раз уж мы все достигли, так сказать, определенного уровня и делимся своим опытом прохождения через все этапы развития. И в то же время каждый из нас обладает своим, уникальным способом выражения собственных позиций. Мы – разные. Однако мне неловко от громких заявлений, что мои способности внесли какой-то вклад в эволюцию инструмента или в развитие техники.Но опять-таки, если все сводить только к технике – это упадничество. Есть много людей, обладающих техникой, которые ничего не привнесли в эволюцию инструмента. Тут все гораздо шире, здесь задействованы иные аспекты и явления, а не одна лишь техника.Если посмотреть на Elvin Jones’а в период его появления, то он показал инструмент совершенно с другой стороны благодаря своей позиции – благодаря тому, что он хотел этим сказать. Главное – что ты хочешь сказать. Это ведь язык эмоций. Это эстетика. Техника – лишь один из аспектов, но что ты можешь этой техникой? Что ты хочешь ей сказать? Вот что важно.И тем не менее меня смущает, когда меня ставят на одну доску с моими же кумирами. Поверьте, я очень это ценю, но не могу принять как должное.



«Филиал студии С.Макиевского»
aвтор: Paratriplet aka Рябцев Игорь
датировано: 25.9.2013





Авторская колонка: ответственность за размещенную информацию берет на себя автор


Купил билет - помог сайту:
Электронный билет
вверх
 
подключайтесь: Twitter · Facebook
copyleft 2003-2017 www.rock.kiev.ua